Пресс-релиз Совета Круга Языческой Традиции от 26 ноября 2004 г.

Язычники разгадывают тайное послание РПЦ

Нежелание РПЦ вести диалог напрямую с язычниками России, приводит к странным формам общения, с помощью СМИ, Прокуратуры и загадочных виртуальных посланий от РПЦ. Язычники благодарят СМИ за объективное и взвешенное освещение идеологического и юридического поединка между язычеством и православо-державием.

Служба коммуникации ОВЦС РПЦ распространила в середине ноября 2004г. в ряде средств СМИ и на официальном сайте "ответ" языческим объединениям в связи с их открытым письмом от 18.10.04. http://www.mospat.ru/text/news/id/8072.html

Язычники обнаружили этот текст самостоятельно в Интернете, но не получили его ни по электронной, ни по обычной почте. Так что остается только гадать, в чей адрес это ответ и кто его подписал от имени РПЦ. Это — тайна! Вероятно, обороняясь от "нечистой силы", РПЦ гнушается отправить письменный текст язычникам, прилежно исполняя наставлений своих святителей в духе следующих:

"Великий русский святой преподобный Феодосий Печерский (XI век) в этой связи говорил: "Живите мирно не только с друзьями, но и с врагами, но только со своими врагами, а не с врагами Божиими". А вот что говорил святитель Филарет, митрополит Московский (он жил полтора столетия назад): "Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими". Так что патриотизм, защита Отечества от врагов во все времена является религиозным долгом православного христианина. И долг этот неразрывно связан с защитой православной веры."

Или в РПЦ боятся, что язычники заколдуют-обворожат авторов загадочного послания?

Напомним кратко предысторию этого события. Церковь делает вид, что ответила на претензии язычников по поводу оскорбительного и клеветнического характера высказывания в отношении язычества в известном заявлении Патриарха РПЦ на Архиерейском соборе 3-го октября. В этом заявлении неоязычество (язычество) во всем мире было поставлено в один ряд с терроризмом и падением нравственности, названо одной из главных угроз XXI века.

Совет Круга Языческой Традиции (КЯТ) 9.10.04 в этой связи дал публичное опровержение: язычество не имеет отношения к терроризму. И затем представители нескольких объединений из Круга Языческой Традиции 18.10.04 обратились с открытым письмом к Синоду РПЦ с требованием отказаться от использования терминов "язычество" или "неоязычество" в качестве ругательства или для создания образа врага, отказаться от клеветы, объявления язычества истоком всех негативных общественных явлений, и принять меры по предотвращению распространения экстремистских призывов против язычников, содержащихся в Ветхом завете.

В частной случайной встрече 1.11.04 на конференции, посвященной вопросам светскости государства и религии, один из архиереев РПЦ признал, что язычники поставили перед церковью проблему, которая не может быть решена скоро, если вообще может быть решена. Поэтому, не дождавшись от РПЦ ответа в течение 3-х недель (по закону о предотвращении экстремистской деятельности для дачи ответа по такому случаю положен 5-дневный срок), язычники 9.11.04 обратились за помощью к Прокуратуре.

По большому счету, язычники усматривают в этом заявлении и в ряде других согласованных выступлений должностных лиц РПЦ на международной арене и в СМИ попытку воздействовать не только на российскую политику, но и на Европейский Союз и другие страны мира, в целях ограничения в них свободы совести и установления христианского фундаментализма, чтобы вместе с исламским фундаментализмом противостоять "мировому злу", истоки которого РПЦ видит именно в язычестве, неоязычестве. Под язычеством (неоязычеством) идеологи православо-державия подразумевают в самом широком смысле все светское общество, его систему мирских ценностей, включая разные светские философско-мировоззренческие доктрины, а не только собственно коренные народные верования или "новые религии", "неоязычество". Некоторые деятели РПЦ полностью отождествляют такие явления как сатанизм, советская власть, язычество, наркомания, преступность, терроризм, гедонизм, безнравственность, глобализм и все "мировое зло".

Мы хотим обратить внимание на существенную разницу в подходе этнических и мировых религий к межрелигиозному диалогу и межконфессиональным отношениям. Можно сравнить документы Русской Православной Церкви (Определение собора 1994 г.) и Круга Языческой Традиции, касающиеся отношения к другим верованиям и мировоззрениями и подходам к диалогу с ними.

Язычники четко выделили принципы, которые позволяют, сохраняя верность своим святыням, в первую очередь нравственным и патриотическим, с вниманием и уважением относиться к любой точке зрения, уважать право любой личности на свободный выбор пути и мировоззрения, в том числе, может быть, и ошибочный, потому что истина живет в каждом и не принадлежит никому. Они также выразили готовность участвовать в социально полезной деятельности с любыми заинтересованными партнерами.

Позиция церкви — полностью негибкая, и предусматривает лишь заведомо отрицательное отношение к альтернативному взгляду на мир и на религиозную истину. В соответствующем Определении любая социальная активность нежелательных религиозных объединений, включая создание образовательных программ и участие в благотворительности, квалифицируется как общественно вредная и опасная, разрушающая общественные институты и национальное сознание. Вместо продуктивного взаимодействия по решению важных общественных задач церковь призывает, по отношению к "заблудшим безбожникам и сектантам", "братски вразумлять, не сообщаясь с ними". Трудное это дело — вразумить, не сообщаясь.

Результат "вразумительного несообщения" налицо: распространенный службой коммуникации ОВЦС "ответ" язычникам является формальной отпиской и попыткой "перевести стрелки" на журналистскую неточность: неправильную постановку запятой между словами "неоязычество" и "терроризм", неточную перепечатку новости. В этом "ответе" РПЦ подчеркивает, что действительно считает язычество (неоязычество) серьезной общественной угрозой XXI века, губительным явлением, одним из проявлений того же самого искажения духовного состояния, результатом которого является падение нравственности и терроризм. Хотя снят вопрос о клеветническом объявлении язычников террористами, в буквальном смысле слова, но церковь подтвердила публично нравственное отождествление языческой веры с чудовищным преступлением против закона и человечности. По мнению язычников, ни одно верование и мировоззрение не должно бездоказательно называться губительным для отдельной души, для народа или для человечества. Иначе это — клевета. А если речь идет о губительности для души в загробной жизни, то этот вопрос относится только к компетенции самого Бога-судии.

В силу этого искреннего подтверждения РПЦ своего отношения к язычеству как к губительному явлению, как и в силу виртуального характера письма, неизвестной адресации и неизвестного авторства этого "ответа" язычники не могут признать его опровержением клеветы, но видят в нем воспроизводство клеветы и осознанное создание в отношении язычества (неоязычества) враждебного отношения. Этот "ответ" не содержит извинений и является новым свидетельством политики дискриминации языческих верований и разжигания религиозной вражды в отношении инаковерующих и инакомыслящих. Оскорблением верующих язычников России и других славянских государств является утверждение РПЦ, что язычество у славянских народов изжило себя.

В тексте "ответа" РПЦ, уподобляясь тоталитарной секте, призывает "не сообщаться" с язычниками, но "вразумлять их как братьев". Как же понимать "вразумление братьев" в отсутствии общения с ними?

Во времена царской власти этот парадокс решался официальной обязанностью служителей церкви, в нарушение тайны исповеди, доносить на неблагонадежных, ссылками, каторгой, монастырским рабством, разрушением семей, экономической дискриминацией, физической расправой, разрушением священных мест язычников. А сейчас эта политика выражается в неравноправии религиозных объединений, в устранении язычников от участия в межконфессиональном диалоге, в клевете, очернительстве и забвении собственной истории, а со стороны маргинально настроенных верующих — в уничтожении священных мест язычников и в угрозах расправы.

В целом "ответ" воспринят язычниками как новое свидетельство политики дискриминации языческих верований и разжигания религиозной вражды в отношении инаковерующих и инакомыслящих. Ложью и оскорблением верующих язычников России и других славянских государств является утверждение РПЦ, что язычество у славянских народов изжило себя.

Отметим и определенную положительную сторону в заявлении РПЦ: в нем явно прозвучало признание со стороны церкви, что ее священные тексты, содержащие экстремистские призывы, должны приниматься исключительно "в историческом контексте", что православная паства должна проявлять веротерпимость.

Но каким образом паства РПЦ, читатели ее священных текстов, не имеющие возможности прочитать этот ответ язычникам, могут узнать о том, что РПЦ не считает Ветхий завет частью своего вероучения, что она призывает к веротерпимости, отказу от насилия в отношении инаковерующих и инакомыслящих?

Наилучшая возможность для этого — издать новую редакцию Библии с комментариями к каждой из строк, содержащей призыв к религиозной или национальной вражде, насилию. Поскольку именно священные тексты авраамических религий неоднократно служили источником религиозных войн, преследований и дискриминации, язычники настаивают на выполнении РПЦ этого требования и запрещении к использованию и распространению всех текстов Библии, которые не содержат таких комментариев. Добровольное исполнение РПЦ этого требования могло бы стать примером для иудейских и исламских организаций в выполнении таких же требований.

Поскольку сам "ответ" РПЦ (см. http://www.mospat.ru/text/news/id/8072.html) воспроизводит почти весь состав правонарушений, содержащихся в исходном заявлении руководителя РПЦ на Архиерейском соборе: клевету, оскорбление, разжигание религиозной вражды, — язычники не приняли этот "ответ" как основание для отзыва своего обращения в Прокуратуру, но 24 ноября дополнили свое заявление в Прокуратуру от 9 ноября 2004 г. сообщением о новых обстоятельствах, по этому факту.